Среда, 23 августа 2017
Среда, 23 августа 2017
15:24, 28 января 2017

Найем: пафос, патриотизм, коррупция и квартира. Поймай его, если сможешь


«Найем за все берется смело

Все превращает он в дерьмо

А если за дерьмо берется,

То просто тратит меньше сил»

Найем: пафос, патриотизм, коррупция и квартира. Поймай его, если сможешь

Этот прекрасный стишок-пирашок, слегка адаптированный к нашему сегодняшнему герою, исчерпывающе отображает суть революционера гидности, борца за свободу слова от мозгов, младшего члена правления секты Золотого унитаза, народного депутата Украины. Ни прибавить, ни убавить, можно только проиллюстрировать.

Две любимые темы мутного Мустафы – борьба с коррупцией и патриотизм. На обеих темах активист в свое время попилил тьму грантов, а теперь уверенно вещает о той и другой уже в статусе депутата, по экспоненте усиливая визгливость голоса и плотность пафоса. Обе темы чрезвычайно жестко и удушливо переплетены, и уже непонятно, где начинается одна и заканчивается другая.

Но всякий раз, когда Найем за них берется смело, держите крепче кошельки и застегивайте карманы, ибо пан революционер явно нацеливается на ваши жалкие сокровища. Мустафа творчески переработал формат «воровка на доверии», заменив доверие пафосом, и с тех пор разрабатывает эту жирную жилу, доказывая глупому народцу, что патриоту лучше жить бедно и опасно, чем зажиточно и спокойно.

 

Вот, скажем, борьба с коррупцией. В свое время только что вылупившееся из личинки имаго депутата публично возопило – мол, зарплата избранника народного так катастрофически мала, что честному человеку остается только лечь и ждать голодной смерти. Потому что, мол, съем жилья безумного дорог, и больше ни на что денег не остается. Тогда еще все изумлялись – о каком съеме идет речь, если депутату положена государственная компенсация всех затрат на жилье? Но Найем давил на жалость, пугал народец неизбежной при такой зарплате продажностью депутатов и громко волал о том, что желает быть эксклюзивно честным и сферически незапятнанным, поэтому дайте денег, и побольше. И снова все изумлялись – ведь Найем к моменту избрания минимум 10 лет окучивал самых жирных грантодателей, и я даже не говорю об упорных слухах вокруг темы финансирования самых отвязных и нарванных борцов лично паном Левочкиным. И не упоминаю о привычке борца столоваться в самых дорогих ресторациях Киева.

Однако мотивация была, безусловно, высокой – не дадите денег, придется стать коррупционером. Критики слабо пищали – мол, а как же быть врачам, учителям рабочим и прочим лузерам, которым платят в разы меньше, чем депутатам, но практиковать коррупцию не велят вплоть до уголовной ответственности? Плевать хотел инвестигатор на критиков. Казалось бы рынок пафоса на Украине сильно перегрет, и товар вследствие этого стал значительно менее ликвидным, ан нет — число жаждущих патетики граждан все еще достаточно велико, чтобы пионеры движения находили платежеспособный спрос. И находят.

С неделю примерно назад Найем разразился назидательным блогом «Покидая страну мы капитулируем как поколение» (запятой в названии нет, что должно символизировать, видимо, уникально высокий накал страсти, не дающей перевести дыхание в соответствии с правилами пунктуации).

В видах окормления подразболтавшейся и уныло бурчащей паствы, то и дело пытающейся сорвать с головы кастрюлю, Найем подпускает такого газу, что натурально выедает глаза. Потенциальные эмигранты, по идее, должны осознать глубину своего приближающегося морального падения и отменить решение валить пока не поздно, а, засучив рукава и пением гимна заглушая урчание в пустом животе, продолжать разрушать страну по заветам майдана.

Да, пишет он, я понимаю, что стало тяжело, что там лучше. Но, пишет он, я не понимаю аргумента, что здесь никогда ничего не поменяется. Поэтому, пишет он, речь идет о достоинстве и гордости, традиционной статье экспорта украинцев, не имеющих с некоторых пор других продуктов для торговли.

Далее Найем обрушивается на папередников, угробивших страну, которую теперь, тяжело и упорно работая, должно возродить из пепла новое поколение борцов. Мы, мол, должны сами управлять государством, пишет человек, годами впахивавший на американских кураторов, даже не скрывая вассальной от них зависимости.

И вот стоит теперь этот вурдалак над убитым и еще дымящимся телом неньки, жадно пожирает ее внутренности, пьет ее остывающую кровь, хватая огромные куски из корыта прямо ртом, и рыдает от гидности и поваги. И приговаривает, давясь и глотая нежевано — не мы такие, жизнь такая, родина нам досталась убогой, бедной и негожей, мы пришли ее обустроить. А по подбородку течет слюна, желчь и кровь…

Далее автор живописует тяготы эмиграции, уговаривая граждан оставаться и обустраивать, невзирая ни на что. Мол, там вы никогда не будете своими, как будто кто-то, кроме горстки упырей вроде него, этой стране теперь свой. Поэтому, ребя, не сдавайтесь, жмет Найем, будьте как я.

Дальше начинается самое интересное. В поддержку манифеста выступают, сыто отрыгивая, такие же упыри как его автор, присосавшиеся к корыту, пилящие гранты и оседлавшие «темы» благодаря наличию крыши во власти и/или среди нацистов. Правильно буровишь, Мустафа – волают сторонники, поддающие жаркой патетики, хотя куда уж жарче. Мол, выстоим, ибо гордые и достойные, а кто уезжает – сволочи и предатели.

Но не все так просто. Выявилась довольно большая группа сторонников, которая и кастрюли снять не готова, но и жить, не имея что в них положить, тоже не желает. Эти топят за свободу выбора. Мол, мы ж едем из лучших побуждений, чтобы мир посмотреть, ума набраться, образование получить, опыт перенять, а потом вернемся — и ну обустраивать. Прям явственно видны в этот момент их косящие от нервного напряжения глаза, вранье ведь тяжкий труд. Это те самые, что в 2013-ом пришли в песочницу, разогнали детишек, потом налепили из песка какое-то дерьмо, понюхали, разломали, потоптались сверху, плюнули и уехали искать другие песочницы. А плебс остался…

 

Совершенно уже несвидомые граждане, чуждые даже минимальных элементов гордости и достоинства, прямо рубят в комментариях – иди-ка ты нахер, паря, со своими прокламациями, скатай их в трубочку и… Ну, вы поняли. Жить не на что, зарплаты сиротские, на улицах царство вооруженной бандоты, реформ никаких нету, перспектив ноль, так что помирать от голода дураков нема. И прямо в глаза ему кинжалом тычут вину в превращении страны в руину, в обмане, алчности и цинизме. А некоторые требуют, чтобы, наоборот, вся эта банда отморозков разом свалила куда-нибудь, чтобы, наконец, сдыхать их гидность и пафос.

Ничего не отвечает Мустафа. Если кто-то надеялся вызывать у борца хотя бы краткий пароксизм стыда и раскаяния, так тот заблуждался и был непростительно наивен. Все последующие словоизвержения реформатора так же победоносны. Руку сбивать нельзя, можно тратить только меньше сил.

И здесь внезапно в полный рост сама по себе возникает тема коррупции и прямо касается самого борца. Пикантность невероятная.

Некто Дзындзя раскопал документы, свидетельствующие о том, что Найем имеет незадекларированную квартиру — в то время, как в самой декларации он предстает перед нами церковной мышью, живущей на 12 квадратных метрах. Однако, как видно из выложенных документов, на самом деле депутат имеет прямое отношение к некой, более чем стометровой, квартирке стоимостью в 5 млн грн, которую элегантно юзает в качестве залогового имущества. Потому что, якобы, его кузен, успешный бизнесмен, с которым отношения разорваны давным-давно, внезапно попросил в долг 2 (две) тыщи гривен с рассрочкой на 19 лет, а в виде залога предоставил милосердцу эту хатку, которую теперь сам даже продать не может без согласия ссудившего ему 2 тыщи гривен альтруиста Найема.

Вопрос задачи – кому на самом деле принадлежит это жилье – задавать смешно даже детишкам.

Единственное, что может смутить внимательного читателя – так это то, что в документах стоит имя Маси-Мустафа. В этой семье бывших иммигрантов почему-то один брат назван Мустафа-Маси, а второй Маси-Мустафа, не знаю, может, сестра тоже названа как-то так, видимо, здесь что-то сакральное.

И поэтому теоретически возможно, что речь идет о брате нашего борца, что совершенно не меняет ситуацию, потому что в его лице мы имеем такого же пафосного пустозвона, борца с коррупцией, пиарщика министерства обороны, проводившего значительную часть своего присутствия на фронте в киевских ночных клубах. И, кстати, возможного претендента на должность главы Нацполиции.

Никто из братьев никаких комментариев по квартирному вопросу не дает. Собственно, Найем еще в сентябре высказался по поводу спалившегося со своей квартирой Лешенко, пафосно сведя тему к борьбе старого замшелого воровского кодла с новым боевым патриотическим поколением. «И вопрос не в одной купленной квартире. Об этом правильно (!) спрашивать и важно (!) отчитываться. Вопрос в том, как много людей нашего поколения готовы также остервенело, рискуя своим комфортом и здоровьем бороться за СОЗДАНИЕ новых правил, убиваться в рутинной работе, чтобы СТРОИТЬ другую реальность (капс и пунктуация найемовы – авт.). Мол, завалите-ка пельки.

По смешной иронии судьбы, в эти же дни обнаружилось, что неплохой квартиркой и двумя земельными наделами общей стоимостью примерно в 15 млн грн может также похвастаться Олег «не насосала, а подарили» Ляшко. Чуткий Найем комментирует – мол, либо это подарок, либо наследство, либо пусть Ляшко расскажет обществу, откуда взял.

Скажите, разве он не няша?

Нюра Н. Берг 

Источник


Добавить комментарий

© 2017 Новороссия СМИ
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru