Вторник, 19 сентября 2017
Вторник, 19 сентября 2017
7:50, 02 июня 2017

К 25-летию вступления России в МВФ: почему бы нам не выйти. Анатолий Вассерман


Двадцать пять лет назад — 1 июня 1992 года — Российская Федерация вступила в Международный валютный фонд (МВФ), созданный, в свою очередь, семь десятилетий назад  как часть Бреттон-Вудской системы под руководством Америки и Великобритании.

МВФ

Вступление Российской Федерации в Международный Валютный фонд было, к сожалению, неизбежно.

Почему к сожалению — скажу позже. А почему неизбежно? Потому что усилиями руководства Большой России (которая тогда называлась СССР) были не только растрачены золотые и валютные фонды, накопленные в предыдущей истории, но вдобавок еще и накоплены колоссальные долги.

То есть по нынешним нашим меркам, в соотношении с нынешним валовым продуктом и валютными запасами Российской Федерации, тогдашние долги могут показаться не очень большими.

Ну действительно, что такое сто миллиардов долларов долга по сравнению с нынешними четырьмястами миллиардов долларов золотовалютных запасов России? Но, во-первых, тогдашний доллар был в несколько раз дороже нынешнего. Во-вторых, что гораздо более важно — валовый внутренний продукт Российской Федерации был куда меньше, чем сейчас. И, что еще важнее — та доля валового продукта, которую можно было направить на погашение внешнего долга, тогда была меньше. Потому что тогда собственная экономика страны была куда больше ориентирована на наши собственные нужды, а не на потребность в отдаче долгов.

В принципе, конечно, ориентация на собственный рынок — дело полезное. Но не с таким гигантским накопленным внешним долгом. И поэтому тогда мы оказались вынуждены вступить в Международный валютный фонд ради получения новых кредит, выделяемых только на погашение уже накопленных.

То есть это был вынужденный шаг — но, тем не менее, я его считаю вредным. Потому что Международный валютный фонд и Всемирный банк предъявляют странам, получающим от них кредиты, очень жесткие требования, известные под названием «Вашингтонский консенсус». И, как показало уже множество экспертов — эти требования очень тщательно спроектированы таким образом, что выполняющая эти требования страна оказывается гарантированно неспособна развивать самостоятельное хозяйство, а вынуждена превращаться в придаток хозяйства тех стран, чьими деньгами распоряжается МВФ и Всемирный банк.

Причем она встраивается в их экономику на таких условиях, что большая часть ее собственных ресурсов оказывается невостребована, и прежде всего — самых дефицитных ресурсов, трудовых. Все остальное гораздо легче добыть. Поэтому уровень жизни в стране, исполняющей беспрекословно «десять заповедей Вашингтонского консенсуса», резко и, как правило, необратимо падает.

В общей сложности за девяностые годы нашей стране МВФ было выделено двадцать два миллиарда долларов, не все из которых, впрочем, были использованы. Первый кредит, в размере около одного миллиарда, был выделен ей в июле 1992 года. В последующие два года в рамках так называемого «механизма финансирования структурных преобразований» были получены еще два транша на общую сумму примерно в три миллиарда. Крупнейшие кредиты были выделены в 1995 и 1996 годах — почти 7 и свыше 10 миллиардов долларов соответственно (легко вспомнить, с какими событиями в жизни страны был связан этот последний, крупнейший кредит — фактически МВФ таким образом профинансировал новый президентский срок Бориса Николаевича Ельцина).

Трудно сказать, сколь долго продолжалось бы движение Российской Федерации по определенному для нее Международным валютным фондом пути и как далеко бы оно зашло. Дело в том, что нашей стране повезло в начале двухтысячных годов.

Во-первых, на мировом рынке в очередной раз резко подорожали нефть и газ — полезные ископаемые, которыми наша страна располагает в избытке.

А во-вторых, в руководстве страны оказались люди, способные проанализировать законы о налогообложении экспорта и найти в них лазейки, позволяющие не отдавать государству ни гроша от этого экспорта. Более того: эти люди смогли не только проанализировать эти лазейки, но еще и продавить новое налоговое законодательство, свободное от всех этих лазеек.

Кроме того, им удалось подавить недовольство экспортеров, естественно, в штыки встретивших перспективу утраты практически необлагаемого никакими налогами дохода.

Ну и, кроме того, следует признать, что тогдашний министр финансов, при всех своих многочисленных недостатках, оказался достаточно умен, чтобы настоять на том, чтобы значительная часть доходов бюджета направлена была на погашение долгов.

В результате с 2000 года наша страна не взяла у МВФ ни копейки (вернее, ни доллара). И более ни разу не обращалась за кредитами МВФ. Как отмечает МИД РФ в своих публикация, общая задолженность Российской Федерации перед Фондом сократилась уже к 2004 году до 5,1 миллиарда долларов. А уже в январе следующего, 2005 года, в соответствии с положениями Устава МВФ о «досрочном погашении кредитов членами Фонда, которые существенно улучшили сальдо своего платежного баланса и увеличили размер валютных резервов», Российская Федерация выплатила МВФ весь объем накопленной задолженности, полностью погасив тем самым свои обязательства перед этой организацией.

На сегодня мы не обязаны выполнять требования Вашингтонского консенсуса и даже более того — можем при желании выйти из МВФ. Чего я нам всем от души и желаю, ибо те обстоятельства, которые вынудили нас обратиться в Фонд за помощью, вряд ли повторятся.

Если мы, конечно, не будем выполнять рекомендации МВФ.

Источник


Добавить комментарий

© 2017 Новороссия СМИ
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru