Пятница, 14 декабря 2018
Пятница, 14 декабря 2018
11:03, 12 апреля 2018

Судьба резидента и его родных


Юлию Скрипаль вылечили от неизлечимого яда и увезли в неизвестном направлении

Вчера британская полиция зачем-то опубликовала заявление Юлии Скрипаль, которое вызвало много вопросов. И первый среди них: почему не записано видео, где она говорит все, что написано, но только сама, глядя в камеру? Недавно распространенная запись телефонного разговора с тетей свидетельствует о том, что Юлия в состоянии внятно изложить свои мысли.

Как бы ее заявление (я не удивлюсь, если выяснится, что она ничего о нем не знает) изобилует и другими странностями. Некоторые из них перечислило посольство России в Лондоне:

Хотелось бы удостовериться, что заявление действительно исходит от Юлии. В этом есть большие сомнения. Текст явно составлен таким образом, чтобы подкрепить официальные заявления британских властей и одновременно исключить любую возможность контакта Юлии с внешним миром — консулами, журналистами, родственниками.

Удивляет тезис о «доступе к друзьям и семье», когда никто из цитируемых в российской и британской прессе друзей и родственников Скрипалей таких контактов не подтверждает. Насколько нам известно, более близких родственников, чем Виктория Скрипаль и проживающая вместе с ней Елена Яковлевна Скрипаль (мать Сергея Викторовича и бабушка Юлии), у пострадавших в Солсбери нет. Возникает вопрос: с какой семьей общается Юлия?

Обращает на себя внимание и противоречие между содержанием телефонного разговора Виктории и Юлии, в котором последняя утверждает, что у них с Сергеем Викторовичем «все хорошо», и приведенными в заявлении словами о состоянии здоровья отца и дочери.

Разумеется, на все эти несуразицы никаких ответов не будет. Впрочем, единственный человек, который мог бы их устранить, является Юлия Скрипаль. Но ей слова не дают.

Вообще, с какой стати англичане скрывают от всех российскую гражданку, пострадавшую на их территории? Представьте, что в Москве туриста из Лондона сбивает машина, а полиция увозит ее сначала в больницу, куда не пускает консулов, а потом на какую-то военную базу. Наш МИД объявляет, что наезд организован спецслужбами MI6, у нас есть доказательства, но мы их вам не покажем, и высылает сотрудников британского посольства.

Представили? Я — с трудом. Все же Россия страна цивилизованная и вряд ли станет топтать Венскую конвенцию. А вот Великобритания предложила миру именно этот стандарт международных отношений, совершенно новый и оригинальный.

Русская служба Би-Би-Си с пристрастием расспросила Викторию Скрипаль, попытавшись по ее ответам понять, давят на нее наши спецслужбы или нет. Мне показалось, что отвечала она не очень уверенно, хотя рассказ о специальной программе для записи разговоров, которую она установила на свой телефон, звучит убедительно.

Но знаете, какая мысль мне пришла в голову? Тем агентам, которых вербуют западные спецслужбы, нужно десять раз подумать, прежде чем соглашаться. Я сейчас не о предательстве как таковом — это их проблема, как они там будут мириться со своей совестью. Я о чисто прагматичном подходе к шпионажу.

Да, деньги — это соблазнительно. Но, как выяснилось, даже после разоблачения, обмена и выхода на заслуженный отдых их не оставляют в покое. И не только их самих — до кучи вполне могут прихватить и детей, чтобы использовать в гибридной войне с противником.

И ведь не факт, что Сергей и Юлия Скрипаль в итоге останутся живы. Если они окажутся в безопасности, свои языки они запросто могут развязать. Сдается мне, человеколюбивые спецы из MI6 вряд ли станут так рисковать.

Павел Шипилин

Источник


© 2018 ИТАР ТАСС. Обо всем
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru