Среда, 26 сентября 2018
Среда, 26 сентября 2018
4:05, 01 июня 2018

«Ключи от комнаты с деньгами Захарченко были у двух человек, внимание вопрос: у кого сейчас эти миллионы?»


Деньги, изъятые у полковника Дмитрия Захарченко, исчезли. До бюджета они так и не дошли, да и вообще судя по всему растворились в воздухе. Хотя, конечно, их кто-то просто похитил. Исчезли средства, которые были обращены в доход государства, и экс-губернатора Сахалина Александра Хорошавина. Куда могла провалиться крупная сумма, разбирались эксперты.

Федеральное казначейство должно было получить из «запасов» Захарченко 374 млн руб., $140 млн и €2 млн, однако после начала исполнительного производства выяснилось, что отсутствует конфискат в рублях и валюте на сумму около 120 млн руб.

Среди подозреваемых в «хищении похищенного расхитителем» банкиры, полицейские и сами следователи. По данным источников «Коммерсанта» в правоохранительных органах, не досчитались денег и при пересчете обращенных в доход государства активов бывшего сахалинского губернатора Александра Хорошавина.

Разбирательство началось после того, как судебные приставы открыли исполнительное производство по обращению в доход государства активов полковника Захарченко, членов его семьи и многочисленных подруг.

В соответствии с решением Никулинского райсуда, «засиленного» Мосгорсудом, приставы должны были передать в управление Федерального казначейства по Москве 374 млн руб., $140 млн и €2 млн, в Гохран — 500-граммовый слиток золота, а столичному управлению Росимущества — 27 дорогостоящих объектов недвижимости — квартиры и машино-места, а также два автомобиля. Р

Однако при пересчете активов выяснилось, что отсутствует крупная сумма наличности. Пропало около 120 млн руб., изъятых из квартиры, записанной на сестру полковника Ирину Разгонову и превращенной в банковское хранилище. Деньги, полученные в результате обысков, изначально отправили в здание главного следственного управления (ГСУ) СКР по Москве на Новом Арбате, где они под охраной находились в актовом зале.

Затем после пересчета и составления сопроводительных документов их держали в спецхранилище, а после этого в 44 опечатанных коробках отправили в кассово-инкассаторский центр «Волгоградский» Сбербанка.

В самом Сбербанке от комментариев отказались, рекомендовав со всеми вопросами обращаться к следствию. Аналогичные опросы должны пройти следователи и оперативники ФСБ, участвовавшие в обысках и выемках по делу полковника Захарченко, а также полицейские, охранявшие деньги в ГСУ СКР и доставившие их в хранилище, и сотрудники последнего. По некоторым данным, после опросов их могут проверить на полиграфе.

Источники в правоохранительных органах утверждают, что до обращения в доход государства не дошла и часть наличных, изъятых у экс-губернатора Сахалинской области Александра Хорошавина, получившего за взятки 13 лет заключения и штраф в 500 млн руб.

Ранее сообщалось, что у него было обнаружено 280 млн руб., $6 млн, €727 тыс., 388 тыс. швейцарских франков и £217 тыс. Однако проводилось по этому поводу расследование или нет, неизвестно.

А из соседней республики Таджикистан в тему присылают новости, которые могут стать причиной профессиональной зависти Захарченко:
Посмотреть изображение в ТвиттереПосмотреть изображение в ТвиттереПосмотреть изображение в Твиттере

«В Таджикистане в доме старшего следователя антикоррупционного органа Фирдавса Ниёзбадалова найден бункер, в котором содержались мешки с деньгами, золотом, драгоценными камнями и 6 автомобилей Джип».
Съел, Захарченко?

Телеграм-канал Mash добавляет со ссылкой на свои источники: «Сколько конкретно пропало денег – до сих пор непонятно. По одной версии это миллион евро (версия банка), по другой – 3 миллиона евро (версия следаков)».

«Арестованные деньги полковника Захарченко украли из спецхрана СК. Пока Бастрыкин требовал запретить анонимность в интернете ради морали и нравственности. Идиот. В принципе — это все, что надо знать про казенную мораль и нравственность в современной России», – добавляет телеграм-блогер «Ортега».
Life ссылается на свой источник в в СКР, который рассказал, что, согласно практике, следователь должен сдать деньги на хранение в депозитарий банка в течение трёх суток после изъятия.
— Заключается договор с банком и оговариваются условия доступа к деньгам. Обычно это принцип двух ключей: один вручается следователю, другой находится у ответственного сотрудника банка. Получить доступ к деньгам можно только при наличии обоих ключей, — рассказал Лайфу один из сотрудников СКР. — Каждый визит следователя в банк отмечается в специальном журнале.
По словам адвоката Захарченко Александра Горбатенко, он в курсе о пропаже денег, но комментировать ничего не будет.
— Следствие официально меня ни о чём не уведомляло, — отметил защитник.
Царьград написал свою версию: «Предположительно, часть денег Захарченко могла пропасть на любом этапе, начиная от ее подсчета и заканчивая перевозкой изъятых средств в суд и из суда. При этом перечень потенциально ответственных за хищение лиц чрезвычайно высок. Сообщается, что всего из изъятых у Захарченко средств было похищено порядка 5 миллионов долларов».
В канале Inner emigration добавляют: «Ну, конечно, ключа было только два, один у следователя, второй у сотрудника «Сбербанка. Попасть в комнату с деньгами можно только с двумя ключами. Нужно быть крайне умным, чтобы ответить на вопрос — где же деньги, и у кого они сейчас».

«МК» приводит комментарий опытного инкассатора: «Как чисто технически могла произойти кража? «Те, кто перевозит наличные деньги не могли участвовать в краже. Они их получают в опечатанных тубусах или мешках. Так же и сдают. Скорее всего, здесь поработали те, кто пересчитывал денежные средства уже внутри банка. Но думая вычислить их не составит особого труда — везде камеры», – рассказал инкассатор с 20 летним стажем Илья Петров.

источник


© 2018 ИТАР ТАСС. Обо всем
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru