Понедельник, 10 декабря 2018
Понедельник, 10 декабря 2018
12:40, 06 декабря 2018

Кофе с Хазиным: феерический кризис капитализма.


Экономист коротко рассказал «Нахаловке», почему экономика лженаука и куда вот-вот проследует одно небезызвестное сопредельное государство. И еще почему не имеет смысла поступать на экономфак в этом году «Новый Ростов ничем не отличается от других городов. Это обидно…» — Михаил Леонидович, что вас связывает с Ростовом? — Мой прадед был довольно богатым донским казаком родом из Новочеркасска.

В гражданскую воевал у Краснова. Семейная легенда гласит, что он командовал полком, но никаких документов на этот счет нет. Когда гражданская война закончилась, он не уехал, а остался, скрывался. Прабабушка вырастила семерых детей, в том числе и мою бабушку. В 30-е годы бабушка уехала из Ростова в Москву. Позже в Москву уехали и ее сестры, за исключением одной, которая прожила в Ростове всю жизнь и умерла в начале 90-х.

В 1982 году я встречался с ней. И потом довольно часто бывал здесь, приезжал и жил по несколько дней. У меня в Ростове было много друзей. Я к этому городу неравнодушен. Ростов, конечно, не Москва. Тут другой стиль жизни, но он мне всегда очень нравился. Нравилась его южная живость. Я приезжал сюда всегда летом. Ростов – летний город, и снег, который сейчас идет за окном, вызывает странные ощущения. — Чем вам нравится и не нравится современный Ростов?

— Мне очень нравился старый Ростов, но он разрушается и умирает, а новый Ростов ничем не отличается от других городов. Это обидно. Безусловно, старый Ростов надо не разрушать, а реставрировать, но заниматься этим никто не будет. Ждут, когда все окончательно развалится, чтобы построить на этой земле что-нибудь современное. Нет регулярной застройки. Особенно хорошо это видно с левого берега Дона.

«Тут идет феерический мировой кризис, а про него не пишут» — Вы учились на механико-математическом факультете МГУ, но при этом стали известным экономистом. Как у вас это получилось? — Очень естественно. Я окончил кафедру теории вероятности и математической статистики, работал в системе Академии наук, занимался моделированием движения молекул.

Существует концепция, что макроэкономика – это что-то сродни статистической физике, когда множество субъектов каким-то странным образом, «невидимой рукой рынка», приводятся к некоему макроединому среднему. В конце 80-х, когда стало понятно, что на науку денег больше нет, я пошел работать в Институт статистики и экономических исследований Госкомстата.

Оттуда, уже после распада СССР, ушел сначала в рабочий центр экономических реформ, а затем в Министерство экономики. К слову сказать, математиков среди экономистов было много даже тогда. — Обязательно ли сегодня молодому человеку, который хочет стать экономистом, поступать на экономический факультет? — Нет, это вредно — Почему? — Современная экономика – это некая школа, которая появилась в конце 19-го – начале 20-го века.

Называть экономикой ее можно только условно. Она появилась как идеологическая альтернатива политэкономии Смита и Маркса. Главное достижение Маркса – это вывод о том, что экономическая модель капитализма конечна во времени. Она требует расширения рынка, а земля ограничена. Значит, в какой-то момент рынки остановятся, и на этом капитализм закончится, а человечество останется.

Дальше весь марксизм – это попытка описать, как будет выглядеть мир после капитализма. Капиталистам эта мысль страшно не понравилась, и они профинансировали науку, которая была бы экономикой без базового тезиса о конце капитализма. Экономика пошла по пути изучения фирмы, домохозяйства, психологии человека, т.е. по пути изучения микроэкономики.

Последние 5-8 лет все Нобелевские премии выдавались в основном за работы, посвященные психологии потребителя. Тут идет феерический мировой кризис, а про него не пишут, потому что эта тема табуирована. Изучая, поведение человека и поведение фирмы, выстроить теорию современного кризиса и понять, как должна выглядеть экономическая система, невозможно. Сегодня учат экономить, а проблемы – в макроэкономике.

Я считаю, для того, чтобы иметь правильное экономическое образование, лучше получить сначала базовое образование в другой сфере, физике или математике, и только потом начать учить экономику, уже более или менее понимая, как устроена жизнь. — Сейчас практически каждый вуз готовит экономистов. Они нужны в таком количестве? — Это не экономисты, а люди, владеющие некоторыми базовыми технологиями, в том числе некоторыми математическими технологиями на уровне третьего курса мехмата.

Это люди, которые могут работать в банках, в инвестиционных и плановых отделах. Уровень их образования невысокий. Во-первых, четыре года бакалавриата это мало. Во-вторых, содержание образования ограниченно: их учат ремеслу. — А надо еще творчеству? — Вообще говоря, да.

Я написал книгу «Идеи современной экономики», в которой попытался объяснить, что такое капитализм, почему он появился только в XVI веке, почему он конечен и почему до сих пор не существует современной теории кризиса. Думаю, она выйдет в начале следующего года.

источник


© 2018 ИТАР ТАСС. Обо всем
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru