Вторник, 24 апреля 2018
Вторник, 24 апреля 2018
8:51, 01 января 2018

Геополитические итоги 2017 года: эскалация многополярной войны


Полномасштабное сопротивление США неизбежному возникновению многополярного мира, увеличивалось весь 2017 год. На рубеже 2018 – го, США буквально вынудили мировое сообщество, разбиться на два противоборствующих лагеря. Для одних: предписывалось платить «дань» и по первому требованию присоединятся к любой американской авантюре, для других, искать возможности для противодействия невыгодным для себя идеям из США.

В первой группе, оказались практически все страны коллективного запада, во – второй, Россия, ситуационные союзники и Китай.

У каждой из сторон есть свои сильные и слабые стороны, но обе слишком могущественны, чтобы прямо вступать в открытый конфликт. По этой причине, как и всегда в мировой истории, вражда между блоками разворачивалась на площадках опосредованных государств.

КИТАЙ — АМЕРИКА

Вдоль китайских границ, весь этот год ощутимо сгущались тучи. В декабре 2017 – го стало очевидно, что с принятием новой стратегии национальной безопасности США, политика сдерживания Китая окончательно вышла из тактического уровня на уровень стратегический. В принятой на четыре грядущих года внешнеполитической доктрине, термин «Китай» упоминается 33 раза, причем недвусмысленно сопровождаясь связками «соперник», «противник» и «конкурент».

В методологическом смысле, также наступают серьезные изменения. И если ранее, при власти транснациональных американских элит, дисбаланс внешней международной торговли был приемлем (принося частным корпорациям прибыли в личный карман), то с приходом Трампа и стоящих за ним военных, университетских, промышленных и прочих национальных объединений (в отличие от транснациональных зависящих от экономики США напрямую), 555 — миллиардный двусторонний оборот, $360 млрд. из которого уходили не в пользу Америки, стал настоящей проблемой.

Сложность воплощения планов стоящих за Трампом кругов, весь год заключалась в том, что Соединенным Штатам мешала сама суть американского капитализма. Борьба с оттоком инвестиций в КНР, запрет на выпуск из страны новых технологий, ведение «войны» торговыми барьерами (против «своих»), и внутренняя конфронтация, слишком сильно противоречили самой сути англо – саксонской монетарной идеологии, а именно подходу: «прибыли любой ценой». Не меньшим препятствием являлось и постоянное (со времен Клинтона) падение уровня доходов американских домохозяйств, на которых исчезновение дешевых китайских товаров, скажется еще сильнее.

Китай видит в этом историческую лазейку, и потому в 2018 году продолжит ускоренное взращивание двух – трех сотен миллионов зажиточных граждан, пытаясь таким образом успеть развить достаточный по своей емкости внутренний рынок до того, как США нанесут по их экспортно – ориентированной экономике полновесное давление.

В центре американо – китайского соперничества в 2018 году окажется нефтеюань, растущая зона китайской валюты, колоссальные банковские, государственные, и корпоративные долги КНР, а также инициируемые Штатами конфликты в тех странах и регионах, через которые планируется прокладка Нового китайского Шелкового Пути.

США — РОССИЯ

Весь 2017 год нашу страну пытались активно вывести из равновесия и втолкнуть в два заранее подготовленных для этого политических направления. Либо в сторону глобальной конфронтации (с разрывами дипотношений, торговыми войнами и «афганским» форматом участия России в ряде военных конфликтов), либо в направлении российской самоизоляции, в ответ на вызывающие оскорбления удары по национальной гордости и чести страны. К счастью, России удалось обойти оба этих крайне негативных сценария.

В процессе российско – американской конфронтации ушедшего года, на поверхность вышли и три ключевые области в которых Россия действительно «угрожает» США: военная, энергетическая и пока еще, сфера фундаментальной науки. Китай на данном этапе, опасен для Америки, лишь с точки зрения мировой экономики, и опять таки, только при участии Москвы.

Центральным методом удушения Китая все прошлые годы являлся подход изоляции его производственных мощностей от мировых энергоресурсов. Однако, благодаря вмешательству нашей страны в Сирии, многолетняя стратегия сначала забуксовала, а с победой Москвы, и вовсе превратилась в фарс. По итогам случившегося, для США стали очевидны две вещи: первая — пока существует независимая Россия, будет существовать и независимый от США источник поставок энергии в Китай, и вторая – без России, с Китаем в ближайшие годы можно делать практически всё, что заблагорассудится.

Исходя из этого, давление на Россию будет лишь нарастать. И только благодаря паритету стратегических сил, и второй армии в мире (отрезвившей США в Сирии, и при обеспечении безопасности референдума в Крыму), обрушение военной и топливной конкуренции весь 2017 год приходилось осуществлять исключительно с помощью давления на российскую экономику. Если бы Россия все эти годы проводила свое первичное восстановление не с армии и внешней политики, а с экономики и политики внутренней, виды нынешнего давления на нашу страну, были бы куда более плачевными.

В будущем году политика санкций продолжится, вероятна валютная война, торговая, и любая другая кроме горячей. Попытки вытеснения нашего государства с мировых энергетических рынков также будут предприниматься. Стандартная политика Вашингтона – сломать тех, кого не удается купить продолжит свое действие и в следующем году. Нюанс заключается лишь в том, что такая политика в отношении России исторически зарекомендовала себя не лучшим образом. Подкуп и обман могли бы сработать, а вот прямое давление, навряд ли.

Многие в США понимают эту простую истину, однако положение дел в Америке сегодня таково, что санкции и прямое давление на Россию, одновременное экономическое удушение и военное окружение КНР, это тот необходимый минимум без которого нынешнее положение в мире сохранить уже не удастся. А значит, придется ужиматься до собственных территориальных размеров, что для современного Запада неприемлемо.

Точки раздора и мировой нестабильности

КРЫМ

В военной сфере Россия добилась колоссальных успехов, которые США просто не могли ожидать. И впервые это стало ясно как раз после провала попытки вытеснения флота РФ из акватории Черного моря. Тогда, по итогам референдума в Крыму, черноморский бассейн планировавшийся США как плацдарм для собственной военно — морской базы, превратился в огромную базу для самой Москвы. И не флот США сменил флот России «отступающий» в Новороссийск с полуострова, а флот России расширил свое влияние на всю юго – восточную часть Средиземного моря, черноморскую акваторию, и базы всех восточно – европейских ПРО.

По существу, планировалось, что огромная американская военно – морская база в Севастополе и действующий договор об РСМД позволят кораблям НАТО накрывать с помощью ракет средней дальности большую часть европейской российской территории, а самим при этом оставаться прикрытыми силами сухопутных ПВО, ЕвроПРО и морскими комплексами «Иджис». Ответ России в этом случае, как раз и ограничивался соответствующим пунктом договора, в котором разрешалась морская компонента ракет средней дальности, но запрещалась сухопутная. Вместо этого, Крым вернулся в состав России, стратегический (в том числе и в военном плане) мост практически достроен, комплексы ПВО, ПРО, контингент военно – космических сил, и многие другие «сюрпризы» взяли на прицел существенную часть европейских и турецких сил НАТО, а «хитрый» договор об РСМД, из преимущества для Америки превратился в проблему.

СЕВЕРНАЯ КОРЕЯ

Напряжение вокруг Северной Кореи нарастало весь 2017 год. Разумеется, в аспекте давления против континентального Китая. Нестабильная Северная Корея – это прямой путь в подбрюшье КНР и потому под предлогом эскалации конфликта, США «обоснованно» повышают градус и около китайской напряженности. Весь год велась политическая и медийная подготовка для наращивания кольца американских военных объектов, контроля и саботирования жизненно важных для КНР торговых маршрутов, выжимки финансовых средств из региональных проамериканских союзников, и разумеется раздувания в регионе максимальных антикитайских настроений. Одним словом, на лицо очень знакомый для России сценарий. Пока, под «шумок» угрозы ядерной программы Ким Чен Ына в Южной Корее размещаются комплексы «THAAD» (на полторы тысячи километров «просматривающие» и китайскую и дальневосточную российскую территории), США передают Японии технологии по изготовлению крылатых ракет «Томагавк», и противокорабельных ракет «Гарпун». И то и другое, явно не является актом защиты от северокорейского режима, а направлено непосредственно против возможностей КНР. Для поддержания эскалации конфликта, США используют проверенные методы, например, с некоторых пор на каждые из учений пригоняют огромные военные рефрежераторы. В простонародье: холодильники для Груза – 200. И более наглядного примера провоцирования северокорейских военных сил придумать сложно.

Вашингтону нужна враждебная Корея, и первые плюсы от нестабильного состояния азиатско – тихоокеанского региона США уже получили. Например не так давно, в рамках декабрьских «учений», направленных «против корейских сил» боевая авиация Америки и региональных союзников совершила непосредственные маневры над спорными китайскими насыпными островами. АУГ США, стоят в узких горлышках морских маршрутов региональной и мировой торговли, а китайский экспорт на 90% зависит именно от них.

Таким образом, в 2018 году кольцо вокруг Китая продолжит сжиматься, угроза эскалации конфликта на полуострове, под эгидой которой легко можно будет объявить торговые перешейки зонами боевых действий или областями «небезопасного судоходства» сохранится, а сами варианты развития событий будут зависеть от того, каким образом в ближайшее время поведет себя Америка, Китай, и разумеется наша страна.

СИРИЯ

Ситуация в Сирии остается напряженной. Опосредованная война между Россией и США все – еще продолжается. Однако с исторической точки зрения перелом уже произошел, причем точно также, как и в прошлом веке.

В восьмидесятые годы, в период советской кампании в Афганистане, США и Британия, уже использовали площадки и лагеря стран Персидского залива для создания широкого контингента антисоветских сил. На пике той войны насчитывалось порядка 170 тысяч наемников (Моджахедов). Тоже самое с 2015 года происходило и в Сирии. Даже оружие в САР поставлялось по афганской схеме. Моджахедов обеспечивали вооружением преимущественно советского производства, закупая его в странах советской оси, а террористов Сирии обеспечивали российским оружием и техникой, закупая фирмами и спецслужбами США в странах СНГ и складах разгромленных стран Ближнего Востока. СНГ – это в первую очередь Украина и Болгария, Ближний Восток – Ливия и Ирак. Не изменилось ровным счетом ничего и с точки зрения американского менталитета. К 1985 году, когда СССР вопреки ожиданиям Штатов все – таки переломил ситуацию с помощью боевой авиации, они поставили моджахедам новейшие системы «Стингер», Британия и страны НАТО развернули новые лагеря непосредственно на территории Афганистана, а Франция начала строительство афганских укрепрайонов. Тоже самое в 2017 году происходило и в Сирии.

На лицо, все та же недооценка Москвы в 2015 году, та же паника от успехов России в 2016 — ом, и те же лагеря открытые после разгрома основных сил ИГИЛ в 2017 – ом году. В 2018 — ом, новые поставки вооружений и новые террористические формирования под другими названиями однозначно останутся частью ведения этой войны. Но к счастью, Россия и ее руководство к этому готовы.

УКРАИНА И ДОНБАСС

Украина в мировой геополитике в 2017 году запомнилась тем, что умудрилась оказаться уличенной не только в поставках ракетных технологий «угрозе демократии» — Северной Корее, но и в продаже документов советских ракет «X-55» ненавистному для США и Израиля, режиму Ирана. Сегодня, копии именно этих ракет под названием «Саумар» летят с территории воюющего Йемена по главному союзнику США в регионе – Саудовской Аравии.

Также, в уходящем году США вновь пытались «зажечь» украинский театр американо – российского противодействия с помощью поставок Украине комплексов «Джавелин». Однако быстро выяснилось, что аналогичные Джавелину комплексы «TOW», активно поставляемые США «умеренной» оппозиции в Сирии, не зарекомендовали себя нужным образом. В Ираке с их помощью, террористам удалось уничтожить 49 американских Абрамсов, а в Сирии в тоже время – ни одного «Т — 90». Стало ясно, что результаты подобной работы не принесут ощутимого перевеса ВСУ, тем более, что силы независимых республик, наверняка заблаговременно получат от своих союзников активную танковую броню. Тоже касается и снайперских винтовок американского типа. Дуэльные винтовки, поставляемые Америкой Украине для защиты будущих операторов комплексов «Джавелин», проигрывают аналогичным моделям производства России. В 2017 году именно из них, был установлен новый мировой рекорд по дальности снайперского выстрела.

Таким образом, в будущем году Москва продолжит парировать попытки Украины и Вашингтона перевести тлеющий конфликт на Донбассе в фазу полномасштабных военных действий, однако сама возможность урегулирования конфликта вряд ли появится раньше, чем пройдут парламентские и президентские выборы на Украине в 2018 году.

Руслан Хубиев

Источник


© 2018 ИТАР ТАСС. Обо всем
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru